osenenko (osenenko) wrote in ru_sovarch,
osenenko
osenenko
ru_sovarch

Categories:

Архитектура Советского Авангарда. Восточная Беларусь. Часть 2. Жилые здания.

В жилищном строительстве Восточной Беларуси 1920–1930-х гг. конструктивистские идеи и принципы также нашли себе место.    

Звязда_1934


Сразу после Октябрьской Революции в силу многих факторов начал наблюдаться активный рост городского населения, что требовало скорейшего расширения жилого фонда. На протяжении всего довоенного периода малоэтажное деревянное строительство было основным способом быстрого получения дешевой жилой площади в силу острого дефицита кирпича, цемента и строительных механизмов. Но рост производства строительных материалов во второй половине 1920-х гг. (предприятия по производству кирпича в Минске, Гомеле, Витебске, Бобруйске, цемента и кровельного шифера в Кричеве) способствовал тому, что в годы первой пятилетки Народный комиссариат коммунального хозяйства приступил к возведению многоквартирных секционных жилых домов.

 Основной конструктивной системой в тот период была схема с продольной несущей стеной, которая из-за малых пролетов перекрытий часто дополнялась внутренними столбами и колоннами. Многоквартирные дома имели, как правило, большую протяженность, занимая зачастую по длине целый квартал. Они имели в плане П- или Г-образную форму и компоновались из однотипных секций при ширине корпуса 9-12 метров, что позволяло хорошо освещать все помещения и осуществлять сквозное проветривание. Такая планировка резко отличалась от принятой в дореволюционных домах сложной конфигурации планов с затесненными внутренними дворами-колодцами.

Основным типом были двухквартирные секции, где каждая квартира имела по две или три жилые комнаты. Жилая площадь двухкомнатных квартир колебалась в пределах 30-35, трехкомнатных 35-45 квадратных метров. Кухни и санитарные узлы минимальной площади примыкали к лестничной клетке и, как правило, выходили на сторону двора. В ряде жилых домов санитарный узел состоял из умывальной и уборной или только уборной. Но и в этих случаях стремились организовать естественное освещение. Экономичность решения достигалась также за счет сокращения ширины лестничной клетки и создания значительных уклонов марша. Во многих трех- и четырехэтажных зданиях предусматривалось печное отопление.

 Тем не менее, авторы проектов добивались рациональной и экономичной планировки квартир и домов в целом.

 В отношении к архитектуре конструктивизма основной интерес в жилищном строительстве представляют так называемые дома-коммуны. В конце 1920-х гг. во всем Советском Союзе проектировщики пытались найти тип дома, где из жилой ячейки выносятся некоторые функциональные процессы в специально предусмотренные общественные помещения.

 Одним из ярких представителей такого рода зданий является жилой дом коммунального типа по ул. М. Горького в Витебске (5-й коммунальный). Дом строился для строителей, а после рабочих фабрики «КИМ», находящейся в непосредственной от него близости.

Жилой дом коммунального типа в Витебске (5-й коммунальный).  Фото 1929 г.


 Построенный по проекту архитектора А. Вышелесского в 1927-1929 гг., дом был рассчитан на 300 человек. Для одиноких предусматривались комнаты площадью 24 кв. м на четыре человека, для малосемейных – комнаты 12 или 15 кв. м на два-три человека. Каждая группа комнат рассчитывалась на 18-24 человека, имела холл для занятий и отдыха площадью 28-30 кв. м, кухню, умывальную и санитарный узел. Равномерно распределенные в плане лестницы обслуживали отдельные жилые группы и изолировали их друг от друга. В торцах здания было устроено восемь двухкомнатных квартир.

Жилой дом коммунального типа в Витебске (5-й коммунальный). План типового этажа

 В центральной части дома на первом этаже предусматривались общие помещения – зал и читальня, которые разделялись просторным холлом для обслуживания всех жильцов дома. В цокольном этаже размещались помещения коммунально-бытового назначения – душевые, постирочная, комнаты для чистки одежды и т.д.

 Однако после окончания строительства дома помещения для общего пользования, расположенные на первом этаже, были заняты промтоварным магазином, а большая часть цокольного этажа – складскими помещениями. Помимо этого, была нарушена предусмотренная норма заселения: в комнаты, предназначенные для одиноких и малосемейных, селились семьи в четыре-пять человек. В конце 1930-х и в 1940-е гг. здание дважды подвергалось реконструкции и в настоящее время приобрело секционный характер с квартирами в две-три комнаты.

5-й коммунальный дом в Витебске. Фрагмент. Фото 1936 г.

5-й коммунальный дом в Витебске. Фрагмент. Фото 2009 г.

Композиционно здание представляет собой сложнорасчлененный симметричный объем с явным акцентом на центральной части дома, в которой предусматривались входы в общественную зону коммуны.

5-й коммунальный дом в Витебске.  Фото 2009 г.


Эта центральная секция фланкирована двумя закругленными в плане объемами лестничных клеток, прорезанными вертикальными щелями остекления. Парадный, торжественный образ здания подчеркивается еще и градостроительным расположением оного: точно по оси симметрии дома располагалась широкая прямая аллея от него к проходной фабрики «КИМ», для рабочих которой здание и было построено.

 Конструктивистская философия также весьма ярко выражена на дворовых фасадах: окна лестничных клеток проходят по фасаду в диагональном направлении  непосредственно на высоте лестничного марша, что наглядно отражает структуру и внутреннее устройство помещений здания в экстерьере.

5-й коммунальный дом в Витебске. Фрагмент.  Фото 2009 г.

5-й коммунальный дом в Витебске. Фрагменты.  Фото 2009 г.

На иных принципах по проекту архитектора В. Вуколова в 1929-1935 гг. были построены два дома коммунального типа по ул. Суворова в Витебске. Они представляли собой обычные секционные дома с квартирами из двух-четырех непроходных комнат, каждая из которых заселялась отдельной семьей. В первом этаже ряда секций предусматривались помещения для общего пользования – столовая, магазин, красный уголок и комнаты отдыха, а в цокольном этаже – коммунальные и хозяйственные помещения. Подобный прием планировки жилых домов и организации в нем коммунально-бытовых процессов отражал взгляды тех, кто не признавал возможности и необходимости обобществления быта.

3-й коммунальный дом в Витебске.  План типового этажа

3-й коммунальный дом в Витебске. Фото 1940 г.

4-й коммунальный дом в Витебске.  План типового этажа

4-й коммунальный дом в Витебске. Фрагмент. Фото 1932 г.

Фасадные решения домов весьма характерны для всей архитектуры советского авангарда 1920-1930-х гг.: композиция, выстроенная на сопряжении простых крупных объемов, высокие парапеты, вуалирующие скатную кровлю и имитирующие плоскую, глухие ограждения протяженных, нередко угловых балконов, сплошное вертикально вытянутое остекление лестничных клеток. Современное состояние домов вполне приемлемое для жизни, хотя их стилистическая узнаваемость пострадала вследствие остекления балконов и лоджий жильцами дома.


3-й коммунальный дом в Витебске.  Фото 2009 г.

По схожим принципам был запроектирован и построен коммунальный дом по ул. Новый Быт в Витебске. Дом возведен в 1932 г. для рабочих хлебозавода №1 в центре на тот момент рабочего поселка Новый быт.

Дом коммунального типа в Витебске по ул. Новый Быт.  Фото 2009 г.

Дом коммунального типа в Витебске по ул. Новый Быт.  Фото 2009 г.


 4-хсекционное здание носит ряд отличительных черт архитектуры рассматриваемой эпохи. Достаточное простое в своем объеме здание расчленено вертикальным остеклением лестниц и блоками эффектных угловых балконов, за счет чего и достигает композиционной выразительности.

 В 1930-1934 гг. для рабочих вагоноремонтного завода в Гомеле на ул. Комсомольской (ныне ул. Ленина) был построен по проекту архитектора С. Шабуневского и инженера Г. Ханина жилой Дом-коммуна. Здание имеет в плане форму вытянутой буквы П и по длине занимает целый квартал. При разработке дома С. Шабуневский использовал схему жилища гостиничного типа: все здание пронизывал коридор, по обе стороны которого располагались жилые ячейки для семей. По сравнению с жилищем секционного типа эта схема более экономична, однако, имеет и свои минусы как то недостаточно освещенный и проветриваемый коридор. На каждом этаже 172-квартирного дома располагались однотипные ячейки с двух- трехкомнатными малогабаритными квартирами. Минимальные размеры кухонь оправдывались возможностью питания проживающих людей в столовой. На каждом этаже были запроектированы помещения общего пользования: комнаты отдыха, кухни, кубовые, санитарные узлы. На первом этаже предусматривались просторный вестибюль, столовая, библиотека-читальня, детское дошкольное учреждение. Хозяйственные помещения – постирочная, сушильная комната и другие размещались в цокольном этаже. Однако и здесь, так же как и в Витебском 5-м коммунальном доме при заселении дома первый и частично цокольный этажи были заняты торговыми учреждениями. В здании, на тот момент самом высоком жилом доме в республике, были установлены лифты, что также было большой редкостью и роскошью для Белорусского региона в то время.

Дом-коммуна в Гомеле.  План типового этажа

Более всего конструктивистская эстетика выражена в угловых частях дома. Планировочно западающие внутрь семиэтажные башни являются композиционно доминирующими элементами всего объема здания. Угловые окна на седьмом этаже (ныне разделенные простенком) и широкие балконы на втором со сплошными ограждениями – они же навесы над угловыми входами – показательные элементы архитектуры советского авангарда.


Дом-коммуна в Гомеле.  Фото 1933 г.

Дом-коммуна в Гомеле. Фото 1950-х гг.

Дом-коммуна в Гомеле. Фото 2012 г.

Здесь же, в Гомеле, по проекту арх. С. Шабуневского и инж. Г. Ханина в 1928-32 гг. был построен еще один дом коммунального типа на 180 квартир для рабочих и служащих железной дороги.


Гомель. Дом коммунального типа. План типового этажа.

  По чистоте стиля он заметно уступает вышеописанному зданию того же авторства, хотя определенные черты авангардной архитектуры 20-х все-таки просматриваются.

Дом коммунального типа в Гомеле. Арх. С. Шабуневский. Фото 1932 г.

Гомель. Дом коммунального типа. Фото 1931 г.

В Борисове, как в активно развивающемся промышленном городе, в конце 1920-х гг. также было развернуто жилищное строительство.

Дома коммунального типа в Борисове.  Фото 1950-х гг.

Первые каменные многоэтажные дома были построены на ул. Революционной в 1925-1927 гг. Более ранний из них, трехэтажный пятисекционный жилой дом Г-образной формы в плане, представляет наибольшую ценность в силу своей стилевой узнаваемости и аутентичности. Объемно-пространственная композиция дома определяется схемой блокировки секций со сбивками в 3 метра через секцию.

Дом коммунального типа в Борисове. Фото 2012 г.

Дом коммунального типа в Борисове. Фото 1936 г.


Дом коммунального типа в Борисове.  Фото 1936 г.

В нем использованы стандартные для того времени приемы устройства высоких парапетов и вертикального остекления лестничных клеток. Отличают его от подобных домов периода только нехарактерные ограждения балконов: не сплошное ограждение выполнено в виде вертикальных столбиков и трех рядов горизонтальных стержней их связывающих. Второй дом по той же улице был построен чуть позже и уже имеет характерные черты постконструктивистской архитектуры, как то более сложные карнизы и круглые колонны без капителей, вынесенные на фасад.

Дом коммунального типа в Борисове.  Фото 1936 г.

Дом коммунального типа в Борисове.  Фото 2012 г.

Еще один жилой дом этого периода постройки в Борисове расположен на ул. Орджоникидзе.

Жилой дом в Борисове.  Фото 2012 г.


В Г-образном по форме плана здании весьма специфично выполнена стыковка перпендикулярных секций: в углу размещена проходная лестничная клетка, расположенная под углом в 45 градусов относительно обеих секций, таким образом, что ее сплошное вертикальное остекление выходит на лицевой фасад. Над лестницей сделан традиционно выступающий парапет, а сам угловой объем здания накрыт собственной двускатной кровлей, сопрягающейся с кровлями рядовых секций.

 Современное состояние всех рассмотренных домов в Борисове максимально близко к аутентичному при вполне приемлемом уровне эксплуатационного износа зданий, что говорит о достаточно высоком качестве изначальной их постройки.

В 1932-1936 гг. в соответствии с ЦИК и СНК СССР и последующим решением ЦИК и СНК БССР о строительстве жилых домов для специалистов в Витебске и Гомеле по проектам архитекторов С. Презьма и М. Салина соответственно были построены многоквартирные жилые дома.

Дом Специалистов в Витебске.  Фасад, план типового этажа

Дом Специалистов в Витебске. Фото 1950-х гг.

Дом Специалистов в Витебске. Фото 2010 г.


Эти дома состояли из одинакового количества больших по площади и хорошо благоустроенных трех- и четырехкомнатных квартир. Площади квартир значительно увеличены по сравнению с жилищем, построенным в годы первой пятилетки. Все комнаты запроектированы не проходными и связаны между собой достаточно широким коридором-прихожей. Просторные ванные комнаты, рассчитанные на ванну длиной 180 см с водонагревательной колонкой, имели естественное освещение. Все квартиры оборудовались шкафами и кладовыми.

 Витебский дом специалистов был рассчитан на 50 трех- и четырехкомнатных квартир. В четырехкомнатных квартирах предусматривалось специальное место для домашней работницы, проход между кухней и ванной на хозяйственный балкон. В жилых комнатах, выходящих на главный фасад, были устроены чередующиеся между собой лоджии  эркеры, ритмично членящие плоскость стены.

 В конструктивном отношении дома решены однотипно: при узкой ширине корпуса (10-11 метров) несущими являются наружные и внутренние продольные стены. Ввиду острого дефицита цемента и металла несгораемые перекрытия предусматривались нормами только над подвалом, в лестничных клетках и как исключение в домах выше пяти этажей. Однако и эти требования неоднократно нарушались.

 Безусловную ценность представляют также так называемые «рабочие поселки», активно строившиеся в Советской Белоруссии в период первых пятилеток. Они строились при определенном, как правило, крупном предприятии в непосредственной от него близости. Главное достоинство подобных жилых образований в том, что именно в них впервые на территории нашей страны были предприняты попытки проектирования цельных комплексных жилых структур, создания благоприятной для жизни среды. В них воплощаются градостроительные социальные идеи коллективизма, обобществления быта граждан, романтичные теории города-сада. Задачи проектировщиков не ограничивались функциональной целесообразностью и комфортом проживания, а шли дальше, требуя от них посредством градостроительных, планировочных и архитектурно-художественных решений менять структуру общества, менять привычки и быт людей, воздействовать на их видение себя и своего места в обществе.

   Одной из попыток создания подобного комплекса является поселок Осинторф (ныне Ореховск) при БелГРЭС, созданный на базе деревни Орехи (1927–1930-е гг.). Проект был разработан специальной поселковой комиссией при Центральном электротехническом совете Главэнерго в СНХ СССР. Однако в процессе реализации этот проект был пересмотрен Белгосстроем и в него внеслись коррективы, связанные с конкретными возможностями строительства.

Ореховск.  Спутниковый снимок фрагмента поселка 2003 г.


 Поселок застроен четырех-, трех- и двухэтажными жилыми домами. Планировочная структура поселка близка к квартальной прямоугольной схеме, в которой выделяются группы трехэтажных зданий угловой композиции, формирующие застройку вдоль главной улицы. Внутриквартальная застройка сформирована двухэтажными жилыми домами с приусадебными участками. Кроме того внутри кварталов были размещены общественные сооружения, такие как школа, больница, амбулатория, баня, прачечная, пожарное депо. Также общественный центр включал просторный сквер, клуб с залом на 500 мест, четырехэтажные здания общежитий и торговые предприятия.

Жилые дома в поселке Осинторф.  Фото 1931 г.

Композиционные приемы в архитектуре фасадов зданий поселка достаточно заурядны для жилищной архитектуры рассматриваемого периода. Пластика фасадов найдена автором в ритмических рядах разногабаритных оконных проемов, протяженных балконов и объемов остекленных лестничных клеток.

 Такой принцип расселения и градостроительной компоновки лежит в основе практически всех рабочих поселков на территории Восточной Беларуси. Где-то в зависимости от масштаба эта схема была упрощена или же напротив усовершенствована и доработана. При этом многие подобные жилые образования не были завершены в период главенствования и развития конструктивистских течений в советской архитектуре, что привело к многократному смешению и наслоению стилей и формообразующих принципов, как в структурной планировке поселков, так и в средствах художественной выразительности самих зданий. Схожие планировочные и архитектурно-художественные принципы прослеживаются в рабочих поселках Оршанского льнокомбината, железнодорожников в Кричеве, фабрики «КИМ», очковой фабрики, коврового комбината в Витебске, им. Кирова в Могилеве, стеклозаводов в Гомеле и Быхове, фабрики «Герой Труда» в Добруше.

Строительство жилого дома в Кричеве.  Фото 1931 г.

Жилой дом в Могилеве. Фото 1934 г.

Жилой дом в Могилеве.  Фото 1935 г.

Жилой дом в Орше. Фото 1930-х гг.

Более новаторски подошли проектировщики к возведению рабочего поселка стеклозавода в Костюковке в 1930-е гг.

Костюковка. Спутниковый снимок фрагмента поселка 2006 г.

Центральную позицию поселка занимают два четырехэтажных дома-коммуны, каждый из которых состоит из двух вытянутых корпусов, примыкающих друг к другу со сдвижкой. В одном из домов примыкание корпусов осуществляется при помощи цилиндрического объема с расположенными в нем помещениями общественного назначения и просторной открытой террасой на эксплуатируемой кровле. Помимо социальной идеи обобществления быта в зданиях ярко выражен принцип объемно-пространственного отображения функциональных процессов в экстерьере: крупные оконные проемы жилых помещений и мелкие проемы помещений общего пользования создают весьма характерную для архитектуры советского авангарда композицию, чему так же способствует коридорная планировочная структура домов-коммун.

Жилой дом в Костюковке. Фото 1935 г.

Жилой дом в Костюковке. Фото 2012 г.

Дом-коммуна в Костюковке. Фото 2010 г.

Жилой дом в Костюковке. Фото 2012 г.


Рабочий поселок в Костюковке – пожалуй, самый показательный пример использования принципов архитектуры конструктивизма в жилищном строительстве на территории современной Беларуси.

 В 1936 г. в соответствии с постановлением СНК и ЦК ВКП(б) «Об улучшении строительного дела и удешевлении строительства» в стране был взят курс на преодоление распыленного жилищного строительства, внедрение стандартизации и типизации в проектирование, улучшение качества, экономичности и снижение сроков возведения зданий. С этого времени в Советской Белоруссии, как и во всем Союзе начался напряженный поиск рациональных и экономичных типов жилых серий и домов. Так, в Белгоспроекте были разработаны для массового строительства типовые проекты жилых домов на 8, 12, 24 и 36 квартир (архитекторы А. Воинов, О. Батоева, Н. Маклецова). В этих проектах полностью исключались четырехкомнатные квартиры, и увеличивалось число двухкомнатных. Шире стали применять секции с тремя или четырьмя квартирами, выходящими на лестничную клетку. Одновременно за счет более четкого конструктивного решения уменьшилось число пролетов и шагов несущих конструкций, а также стандартизировались столярные изделия и унифицировались лестничные клетки.

 Все это вдобавок к общей смене стилистической направленности искусства страны стало причиной отказа проектировщиков от авангардистских методов и приемов в жилищном строительстве и открыло новую страницу в советской архитектуре жилых зданий.

Многие жилые здания 1920-1930-х гг., построенные на территории Восточной Беларуси в стиле конструктивизма не сохранились вовсе (как например Дом-коммуна в Бобруйске, построенный в 1930-1935 гг. по проекту инженера М. Канцельсона) или были кардинально перестроены, утратив при этом свою историко-культурную ценность.

             Несмотря на использование зачастую нецелесообразных относительно современного мира планировочных приемов, в то время были заложены основы очень важных архитектурных и социальных понятий и вариативность подхода к ним. В первую очередь это касается комплексного подхода к проектированию жилых образований. Впервые при проектировании поселков был поставлен вопрос о создании в нем определенной среды, призванной организовывать все жизненные процессы, протекающие в комплексе.

 Конечно, огромную роль в подобном развитии архитектурной мысли сыграла общая социальная направленность того времени – направленность на революционное переустройство сложившихся жизненных устоев общества, основанная на принципах коллективизма и обобществления быта. Выражались подобные настроения как в градостроительных концепциях строящихся городов и поселков, так и непосредственно в планировочных структурах жилых домов. Функциональные принципы проектирования зданий были призваны способствовать развитию социальных контактов людей в бытовых условиях, и с этой задачей справлялись весьма успешно.

 Насколько уместны были эти методы на практике, стало очевидно через буквально десятилетний временной промежуток. Радикальная коллективистская теория не прошла испытание временем и показала свою несостоятельность сразу с началом эксплуатации функционально соответствующих ей домов. Уже к концу 1930-х годов стала очевидна необходимость реконструкции домов-коммун в более консервативном ключе, что и было неоднократно осуществлено.

 Тем не менее, эти  здания представляют огромную историко-культурную и архитектурную ценность в силу той беспрецедентной новации, привносимой ими в жизнь населения страны того времени.
Tags: Архитектура СССР 1917-1932 гг., Бобруйск / Bobrujsk, Борисов / Borisov, Витебск / Vitebsk, Гродно / Grodno, Добруш / Dobrush, Жилые здания / Dwelling, Костюковка / Kostjukovka, Могилёв / Mogilev, Ореховск / Orekhovsk, Орша / Orsha
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments