August 25th, 2010

dom

Еще одна статья и интервью по Дом Наркомфина

Конструктивные приложения

Хранители культуры, бизнес и власть решили объединить усилия ради памятника архитектуры российского авангарда




Похоже, долгое дело спасения шедевра архитектуры российского авангарда, знаменитого жилого дома сотрудников Наркомата финансов на Новинском бульваре в Москве (так называемого Дома Наркомфина) может сдвинуться с мертвой точки. 16 августа владелец большей части здания -- Инвестиционная группа «КоперниК» (специализация -- управление и эксплуатация недвижимостью) -- объявил о возобновлении комплексной научной реставрации дома.

Хотя об истории уникального памятника и его нынешнем плачевном состоянии наша газета писала уже не раз, напомним, что Дом Наркомфина был построен в 1928--1930 годах выдающимися архитекторами-конструктивистами Моисеем Гинзбургом и Игнатием Милинисом (инженер здания -- С.Л. Прохоров). Замысливался зодчими экспериментальный дом-коммуна, в котором опробовалась новая типология ячеек для жилья, функциональных и свободных от привычных бытовых реалий (в некоторых квартирах нет, к примеру, ванных и кухонь). Пространство квартир удивительно красиво -- кажется, что оно постоянно трансформируется, побуждает воспринимать себя в движении, в различных отношениях света, формы, фактуры. Большинство квартир -- двухэтажные, гибкая упругая лестница перехватывает верхний и нижний этажи узлом. И в нижнем, и в верхнем этажах квартир встречаются огромные, чуть не во всю стену окна. Комнаты выходят на два противоположных фасада. Благодаря такой структуре дом связывают только два сквозных коридора, анфиладой объединяющих входные двери квартир. Расположены они на втором и шестом этажах. На уровне второго этажа жилой корпус соединен под прямым углом крытым переходом с так называемым коммунальным корпусом (осуществлялся совместно с архитектором Г. Зундблатом), где располагались кухня-столовая, детский сад, спортивный зал, библиотека. Индустриализация, коллективизация и культурная революция предполагали все делать вместе. На плоской крыше дома должны были собираться для общения все жильцы дома. Любоваться на Москву, загорать, гулять в цветниках. Идеальный цикл новой жизни в коммуне поддерживался утверждением новых конструкций, материалов, методов строительства. Среди них историк архитектуры авангарда Селим Хан-Магомедов отмечает несущий железобетонный каркас (с заполнением из легких «бетонитовых камней»), наружные стены в виде термоизоляционного ограждения, щитовые двери, раздвижные окна, изготовление отдельных элементов с их последующим монтажом в процессе строительства, обогащение пространственного ощущения интерьера благодаря экспериментам с масштабами, освещением, цветом.

Несмотря на то что замыслы архитекторов были осуществлены (хотя и не полностью -- новых корпусов нет), функционировать по идеальной схеме зданию не пришлось. Идеи авангардного проектирования в наступившую тоталитарную эпоху канули в Лету. Из дома захотели сделать среднестатистический корпус для жилья советских граждан. И сделали...
Collapse )